Рыбалка на Кубе (часть 3-я)


Куберта

Иногда мы все-таки отдыхал и. в том числе и гид. Это когда ловили в так называемых каналах. Обычно это довольно узкие места между островов, в которых во время прилива или отлива образуется довольно ощутимое течение. Или же это были довольно глубокие места, обычно граничащие со свалом с мелководья, где по опыту гидов кормился тарпон, только пришедший из океана. В таком месте гид обычно устанавливал лодку с учетом ветра, под удобным углом для заброса и кидал якорь или втыкал надежно свой шест в дно. Вот тут можно было нормально накидаться всласть. Тарпон в таких местах держится поглубже, и видно его плохо или совсем никак, но шансы есть, и можно бросать до одурения, меняя мушки. Это, конечно, гораздо менее интересная ловля, но есть и свои преимущества. Во-первых, любители покидать могут этим насладиться. Потому как кидать на флэтах, где рыбу хорошо видно, при отсутствии оной как-то нелепо. А появляется она все же не часто.

Во-вторых, волнения в душе нет, по причине невидимости монстров. В-третьих, благодаря предыдущему пункту, а также отсутствию торопливости в действиях и правильному направлению ветра можно шмалять за горизонт, упиваясь своей техникой. Шнурок 11 — 12—го класса в таких условиях улетает аж с бэкингом, что, безусловно, поднимает твое настроение, правда, не принося никакой практической пользы.

КУБЕРА

И вот в очередное наше путешествие на один из таких каналов я покидываю, а Лео, наш гид, возится что-то со снастыо Егора. Водичка светло-голубая в канале, солнышко, и довольно тихо, гак как мы скрыты зарослями мангровых деревьев. Благодать, в обшем. Шнурок у меня с интермедиальной плавучести концом, но фиолетовую мушку довольно хорошо видно на всем протяжении ее пути, идет она неглубоко. Вдруг из глубины появляется какая-то красная рожа и хапает мою мушку. Вижу, что не тарпон, окрас не тот, да и не прыгает вовсе, просто тупо стягивает шнур. Шиплю соратникам, делая большие глаза, что они, мол, все проворонят со своими узелками. Тут же думаю о своих, насколько давно я их проверял. Мощь у рыбы просто обескураживающая, учитывая, что удочка 12-го класса уже в колесо, поводок стоит около миллиметра толщиной, а остановиться перекурить у будущего трофея нет даже в мыслях. Сказать, что была какая-то борьба, это немного слукавить. Катушка крутилась только в одну сторону, при этом от бэкинга только освобождаясь. Нет, конечно, мне удавалось подматывать немного в свою сторону, но это благодаря тому, что Лео уже усердно толкался шестом, пытаясь синхронизировать наши с рыбиной маршрут и скорость.

Немного покатавшись на привязи, вижу, даже у Лeo глаза по пять копеек. Что это такое, спрашиваю. Пожимает плечами, может, группер, хотя откуда ему здесь взяться? Был момент, когда рыбка, казалось, решила передохнуть и остановилась на дне на одном месте, дав нам приблизиться вплотную и встать практически над ее головой. Было полное впечатление, что она зацепилась за что-то на дне, потому как все мои попытки сдвинуть ее с места больше производили впечатление на моих напарников, нежели на нее. Наконец она решила положить конец этим игрищам и деловито сдвинулась с места, устремляясь в тень под мантры. Понятное дело, этому нужно было воспрепятствовать, но все мои усилия наплевательски манкировались и контакт удивительной рыбы с зарослями удивительных растений все же произошел. Далее вываживание вошло в свою заключительную стадию, так как рыбине не удалось проскочить далеко в глубь подводного кустарника, а может, и поводочек, зацепившийся за упругие ветки, все же сыграл свою роль. Кто развешивал в детстве мокрое белье на миллиметровой леске, тот поймет, сколько выдерживает такая струна. Лео оказал Егору доверие, выдав ему симпатичный багорик, а сам тем временем направил лодку в мангры, где она застряла носом, видимо, примерно таким же образом, как и рыбина. Егор первый увидел причину нашего интереса, и его восторженное хрюканье сулило нам явно приятную картину. С багром у него получилось половчее, чем с подсечками тарпона, и вдвоем с Лео они вытащили рыбину на борт флэтбота. Кубера, сказал Лео. Крупнейший из снэпперов. Окушок в общем. У окушка были зубы и вес хорошей собаки, Лео оценил его в 70 фунтов (32 килограмма примерно). Я оценил его как крупнейший свой трофей, пойманный на мушку. Фотосессия слегка затянулась, потому как передача куберы друг другу занимала некоторое время, да в лодке стало как-то значительно теснее с появлением четвертого пассажира. Лео особо не торопился и окунанием окуня (хорошее словосочетание) в родную среду не заморачивался, да и это было бы процедурой не из легких. Таким образом, я подумал, что рыба поедет с нами ужинать. На то указывало два фактора. Первый это то, что наш гид проткнул с жутким треском хряшей челюсть куберы второй раз. Видимо, будучи не совсем удовлетворенным первой дыркой, что сделал Егор. Во-вторых, лодки, что рыбачили со спиннингистами, всегда привозили несколько пойманных снэпперов и каранксов на ужин. Они считаются самыми вкусными и, видать, не самыми ценными в этих водах. Даже я, к рыбной кулинарии совершенно равнодушный, оценил блюда из них. Я даже стал прикидывать, где будет жить до вечера этот окунь, потому как имеющиеся отсеки и кулера на катере не выдерживали никакой критики в отношении его габаритов. Но оказалось, что Лео готов его отпустить. Мои сомнения но поводу жизнеспособности куберы отверглись начисто. Ничего ей не будет, сказал уверенный в ее завтрашнем дне гид. И кубера, с благодарностью за проявленную веру в ее живучесть, вильнула нам хвостом, скрываясь в глубине океана.

Добавлю, что поимка куберы на мушку оказалась случаем, по словам гидов, очень редким. Обычно это трофей спиннингистов, и ловится эта рыба на открытой воде, нахлыстовикам попадается нечасто и гораздо более мелкие экземпляры. Лео так всего три раза смог вспомнить за свою практику, что снимал кубер с мушиного крючка. И мой трофей по размерам скромно занял верхнюю строчку в этом небольшом списке. Как, собственно, и в моем личном.

БЭБИ ТАРПОН

Как-то рано утром пара российских граждан, измученных мохито и пролетами с тарпоном, вновь погрузили свои телеса в лодку. Гид поинтересовался нашими пожеланиями на сегодняшний день, слабо, впрочем, надеясь услышать что-то кроме слова «тарпон». У нас уже свет клином сошелся на этой чертовой селедке (здесь мне нужно пояснить, что к сельдевым тарпон абсолютно никакого отношения не имеет, просто выглядит так), но мы его доконаем, не отвертится. Тарпон и только он. В обшем, ответ не отличался оригинальностью. Гид, вздохнув, оттолкнулся от Торту-ги. Следующий час мы провели в активном массаже пятых точек, потому как море было сильно кривое, а длительность пути допускала наше предположение, что наш кубинец все-таки решил произвести рискованное и давно задуманное путешествие к берегам Флориды. Наконец-то мы у цели. Островки мангровых зарослей и мелководные участки между ними. Оснащаем удочки плавающими шнурами и такими же мушками. Бэби тарпон, произносит приговор Лео. Видимо, отчаявшись заставить поймать чайников приличного тарпона, гид решил исполнить нашу мечту, привезши нас в детский сад будущих монстров. Что ж, в общем логично. Будем тренироваться на кошках. Встреча с подрастающим поколением не заставила себя долго ждать. Стайка выплыла прямо нам под нос из переплетения мангр. Мелковаты, конечно, по сравнению с тем, что мы видели ранее. Ну, выбирать не приходится. Заброс! Вряд ли бы он поразил дипломированных сенсэев пляжного кастинга. Подача парусящей сухой мушки из пенки двенадцатым классом на дистанцию в пять метров верхом изящества не назовешь. Мелочь, особо не раздумывая, заинтересовалась имитацией новой формы жизни в их родных пенатах. С их стороны хватка, с нашей подсечка. Такая, от всей души. За все нанесенные тарпоновым семейством душевные травмы. Мне кажется, наши родные рыбы после такой подсечки получили бы травмы, не совместимые с будущей счастливой жизнью, ну или, минимум, стали бы сантиметров на пять длиннее. Эмбрион тарпона же, рванув синхронно со мной, но в другую сторону, разорвал связывающий нас миллиметровый поводок и унесся прочь с моими проклятиями и мушкой. Как пятикилограммовая рыба может порвать восьмидесятифунтовую леску — для меня до сих пор загадка. Но факт остается фактом. В умелых руках, видать, и не то еще происходит…

Впрочем, сильно я не расстроился, скорее порадовался возможностям даже мелкого тарпона. Тем более, как оказалось, в данном месте их было вполне достаточно. Да и видимость на такой малой глубине, плюс отсутствие сильной ряби из-за присутствия мангр, была отличной, и мы могли замечать тарпоновых детей издалека. К тому же двигались они здесь крайне неторопливо. После пары сходов таки случилось неизбежное, и мушка, благодаря теории вероятности, наконец-то попала во рту тарпона в такое место, что выплюнуть ее уже не представлялось возможным. Вываживание мелкого тарпона оказалось делом веселым. Скачет он как мячик для пинг-понга, делает резкие, но непродолжительные броски, и все это действо происходит около лодки, накоротке, что добавляет впечатлений. Удочку только для таких ребят нужно явно полегче, класса 10 вполне достаточно было бы. Лeo принял тарпона в лодку, и мы провели с моим первенцем небольшую фотосессию. «Селедка», конечно, небольшая, но первая и очень красивая. Крупная, стальная чешуя и оригинальной формы голова с большим ртом не позволяют перепутать тарпона ни с одной другой рыбой. Начало есть!

ХУТИЯ

Хутия

Немного подняв себе настроение, подержавшись за рыбу, мы решили его удержать на должном уровне легким перекусом с глотком холодного джин-тоника. Нужно сказать, что на Кубе получить удовольствие от обеда в час дня можно только в тени. А тень в Жардин Де Ла Рейна можно найти только на крытой палубе корабля или в манграх. За отсутствием выбора, лодка направляется гидом в жутко переплетенный соленый кустарник, внедряясь в него настолько, насколько это возможно. Кстати, днем раньше, обедая в такой же обстановке, мы были осчастливлены прикосновением к живой природе. Привлеченные работой наших челюстей, а может, и встроенным любопытством, к нашему импровизированному столу на палубе начали собираться удивительные твари. Они не быстро, но уверенно лезли по ветвям мангровых зарослей, цепляясь за их ветки не хуже заправских обезьян. При этом приматов они напоминали мало, а напротив, походили на недокормленных бобров или нутрий. Бобров, передвигающихся по деревьям, мы еще ни разу не видели и потребовали у Коки разъяснений. Зверь, оказалось, носит имя хутия и является единственным млекопитающим, согласившимся жить на этом архипелаге. Ее любопытство граничило с наглостью, и хотя Коки сказал, что крыса питается листочками, она явно заинтересовалась нашим кексом. Мы люди не жадные и десерт не зажали. Так как с рук кормить саблезубую тварь представлялось нам моветоном, то яство было предложено со столового прибора. Морской бобр имел свой взгляд на этикет и с предложен ной вилки уверенно забрал угощение рукой. Редкая осторожность дикого зверя сошла на нет перед притягательностью кондитерского изделия. Чувствуя наш натуралистический интерес. Коки, изловчившись, поймал разомлевшего от сладкого зверя, дабы продемонстрировать его нам во всей красе. Явного сопротивления оказано не было. Забавная зверюга явно имела все предпосылки для увлечения плаванием. Хвост, лапы — очень на нутрию смахивает. Но почему-то предпочитает передвигаться по веткам. Коки объяснил и этот научный факт. Плавает хутия очень хорошо. Но этому, к сожалению, препятствуют два обстоятельства. Во-первых, ее хорошие вкусовые качества. Во-вторых, местные крокодилы плавают все же лучше хутий. Вот так получается, что на деревьях крысам как-то спокойнее. Кубинцы, кстати, тоже неравнодушны к их мясу, и на хутий даже ведется охота. Это тем более удивительно, что охотничий трофей сам пришел к нам в руки. Видать, отсутствие населения в этих краях позволяет вкусным животным строить беззаботно-ошибочное представление об этом мире. Боюсь, что кекс вкупе с принципом «поймал-отпустил», примененный к данному экземпляру, его только укрепил.

Вторую половину того дня я не буду описывать подробно и во всех, доступных мне, красках. Просто мой напарник Егор, наверняка тоже будет читать эти строки, а излишне живое описание тех событий может разбередить старые затянувшиеся душевные раны, что нанесли бездушные хладнокровные рыбы цивилизованному представителю Хомо Сапиенс XXI века.

Наигравшись с детьми тарпона, мы вернулись после обеда в места, населенные их предками. Егор восемь раз подряд принял бой, наверное, в течение часа. Отличные рыбы до сотни фунтов весом как будто обезумели, с жадностью глотая кусочек шкурки кролика, будто ничего вкуснее в своей жизни не видели. Море буквально вскипало от их прыжков. Ни одного даже близко не удалось подтащить. Некоторые, лишенные всякой морали рыбины сходили с крючка не сразу, а только после того, как робкая надежда, что крючок таки впился в челюсть тарпона по-настоящему, глубоко проникала в истерзанное сердце. Изощренные русские комментарии Егора к подобной рыбной ловле и ее результатам, по-моему, заставили покраснеть даже нашего темноликого испаноговорящего гида.

Ладно. Расслабились. В конце концов, и от издевательств некоторые люди умеют получать удовольствие. Все от настроя зависит. Хотя мы и наполнены некоторой спортивной злостыо, все же взираем на происходящее с благодушием. Шуточки и беспрерывное конское ржание на лодке заставляют гидов убедиться в нашем богатом опыте посещения не самых рыбных мест этой планеты и стойкому оптимизму, непонятно почему укрепившемуся в нас…

/ АЛЕКСЕЙ ДАНЧУКОВ /


Заметки которые вас так же могут заинтересовать:


Новости наших партнеров :


Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам, сообщения с матами убиваются моментально. Для добавления своего аватара, зарегистрируйте в системе Gravatar, e-mail который вы используете в подписях на данном сайте, в противном случае система сама сгенерирует для вас аватар.

  Рыбалка Перевальского района Яндекс.Метрика