Сокровище кавказких рек


Ловля форели

Эта поездка состоялась по приглашению наших краснодарских коллег. Мы помогали им подготовить семинар по нахлысту в Краснодаре, цель которого — популяризация данного вида ловли на Кубани. Они же устроили нам, то есть мне и еще двоим нахлыстовикам, которые в повседневной жизни занимаются производством и реализацией клея для гипсокартона, рыбалку в кавказских горах на горной форелевой речке.

Речка — сказано слишком громко, поскольку это был всего лишь ручей, шумящий среди камней с глубокими «ваннами», заполненными темно-бирюзовой водой, которые образовались благодаря гигантским валунам, появившимся здесь несколько веков назад в результате тектонических движений и деформаций. Признаюсь, увиденное сразу поразило и произвело сильное впечатление.

При взгляде на окружающее великолепие становилось прост о не по себе от мысли о скрытой силе, некогда сотворившей всю эту красоту. В тот же день мы узнали, какой коварной и опасной может быть природа в горной местности Кавказа. Пошедший в обед дождь поднял уровень воды в ручье так, что броды, вода в которых была нам максимум по колено, пришлось преодолевать, держась друг за друга и по очереди переступая с камня на камень. Иначе бурный поток просто-напросто сбил бы любого из нас с ног. Ко всему прочему один из рыболовов серьезно повредил ногу.

Наше восхождение закончилось в полной темноте близким знакомством с горной ночью. Мы поймали пять форелей на всех. И хотя первая кавказская рыбалка была не совсем удачной из-за погоды, свою первую горную форель я все же поймал. Природа в горах неповторима. Каменные ущелья с высоченными стенами, покрытыми зарослями растений, уходящими ввысь, вдруг сменяются нагромождением валунов, самый маленький из которых величиной примерно с вместительный шкаф из Икеи. Находясь в горах, ощущаешь себя крохотным и незаметным рядом с вековыми дубами и громадными каштанами.

Любуясь природой, можно запросто угодить в «лапы» побегов ежевики, так и норовящей попасть тебе в руки, когда, преодолевая очередной завал, карабкаешься по склону. В горах много разного зверья, и издали ощутить их запах -обычное дело. Иногда, проходя по ущелью, можно четко почувствовать принесенный ветром запах животного, поэтому при движении по ручью со встречным ветром лучше громко переговариваться, не боясь испугать рыбу, и постоянно осматриваться по сторонам. Есть шанс, что зверь если не почует тебя, то хотя бы услышит. А о том, что он тут был, скажут оставленные им следы. Если внимательно посмотреть на намытый между камнями песок, можно увидеть следы волка, косули, оленя, кабанов и медведя. Этот косолапый абориген, герой баек местных охотников, очень любит самшитовые рощи и заросли черники, и, как говорил мне один из охотников, если чувствуешь резкий запах, схожий с псиным, немедленно уходи с этого места. Но больше всего меня как рыболова поразила вода горных речек и ручьев: бирюзовая и необыкновенно чистая с бездонной синевой прискальных ям. На нее можно часами смотреть, не чувствуя бега времени.

О природе Кавказа можно писать долго, но все равно не хватит слов, чтобы передать всю красоту и чувства, которые наполняют тебя, когда ты находишься там. Лучше один раз увидеть.

? Поход в горы

Друзья называют меня одним из главных ходоков в нашей компании, потому что я не люблю сидеть, стоять или ловить на одном месте. Меня всегда тянет посмотреть, что там, за очередным поворотом. К переходам на большие расстояния я отношусь спокойно, даже если за спиной неподъемный рюкзак. Поэтому, когда мне предложили побывать на одной из рек Кавказского биосферного заповедника, я, не колеблясь ни минуты, согласился. К заповеднику примыкают заказники и национальные парки, в которых любая ловля запрещена. Встреча с патрулем в горах — это протокол и изъятые снасти. А тут выпал редкий случай побывать на живописной реке и не просто так, а помочь профессиональным ихтиологам. А главное — можно половить форель, но только по принципу «поймал — отпусти». Сначала проехали на машине несколько десятков километров до тропы, а дальше предстояло идти по горам до егерского кордона, от которого и должны были начаться ловля и исследования. Надев рюкзаки, мы двинулись вверх по дороге навстречу восходящему солнцу. Чистый горный воздух пьянил ароматами векового леса и наполнял тело силой, поднимая и без того отличное настроение. Признаюсь, такого я еще не испытывал. Поднявшись на первый склон, удивился тому, что умею так глубоко дышать. Первое желание было рухнуть в папоротниковые заросли и никуда дальше не ходить. Но впереди были еще затяжные подъемы и спуски, путь предстоял неблизкий. Понимая, что я «подписался» и обратной дороги нет, заставил себя идти вперед и не пожалел. Наградой для меня стал великолепный вид, который открылся с вершины горы на долину, раскинувшуюся у подножия величественных гор, с голубой змейкой бурной горной реки. За день мы прошли около 20 км по горной дороге, местами проходящей то по галечной породе, то по земляным отвалам, то по «гуляющим» под ногами булыжникам, постоянно перекатывавшимся под подошвами, поэтому идти по ним приходилось чуть ли не приплясывая. Впрочем, летняя дорога, пусть даже такая трудная, все же комфортнее зимней, по которой мне приходилось подниматься, когда размытая частыми дождями дорожная слякоть налипала на ноги, доставляя большие неудобства.

Поначалу я считал броды, но примерно на 24-м сбился, так как преодоление некоторых из них оказывалось весьма хлопотным, и, пока я переходил очередной брод, просто забывал о том, какой он по счету. Поднимаясь выше и преодолевая очередную водную преграду, думал только о том, чтобы не пошел дождь, как во время первой рыбалки, иначе сидеть нам в горах пришлось бы очень долго. К счастью, это было маловероятно, так как паводок здесь уже прошел, о чем свидетельствовали светлые, отмытые водой камни на дне реки. Постепенно мы приближались к точке нашей научной рыбалки. Мой рюкзак то и дело сползал вниз, заставляя останавливаться и закидывать его повыше на плечи. Как же я пожалел, что мой заплечный «друг» остался дома в Москве и приходится пользоваться стареньким, видавшим не одно восхождение рюкзаком моего друга. Вот, наконец, и егерский кордон. Сбросили поклажу и, собрав удочки, двинулись вверх по небольшому ручью.

Не все кавказские ручьи и речки позволяют свободно ловить нахлыстом. На некоторых приходится облавливать ямки, просто свесившись с валуна, и макать мушку на коротком шнуре.

Теперь не было времени любоваться окружающей природой, все внимание переключилось на любимое дело. Небольшой ручеек манил звенящими перекатами и глубиной темноводных прижимов. Судя по цвету камней, паводка на ручье давно не было, они уже успели обрасти коричневатой слизью и зелеными водорослями, поэтому ходить по ним было неприятно: даже в ботинках с войлочной подошвой ноги то и дело скользили. Наконец-то разыгранный шнур плавно и бесшумно касается воды, и мушка начинает свой путь, стараясь раздразнить подводных обитателей.

Форель в горных речках держится преимущественно в ямках небольшими стайками. На выходе, как правило, стоят две-три рыбки, которые, заметив приближение опасности, мгновенно ныряют в яму, и тогда поклевки можно не ждать. Не знаю, что уж там «рассказывают» всей стае форелевые сторожевые, но часто через мгновение после броска нескольких рыбок в яму вся стая по очереди или парами сигает мимо твоих ног прочь из ямы вниз по течению. Поэтому к ямке, чтобы не спугнуть осторожную форель, приходится подползать на четвереньках, особенно летом, когда уровень воды в ручьях низкий и она очень прозрачная. Другое дело зимой. До обеда, пока не начинает таять снег на склонах, вода в ручьях относительно светлая, и такой маскировки, как летом, не требуется, да и менее активная форель в большинстве случаев стоит в яме. Однако зимой уровень воды в ручьях значительно выше, поэтому намного труднее передвигаться как по руслу, так и по берегу. Не все кавказские ручьи и речки позволяют свободно ловить нахлыстом. На некоторых приходится облавливать ямки, просто свесившись с валуна, и макать мушку на коротком шнуре. А где-то из-за низко свисающих веток приходится заниматься «стрельбой из лука», то есть аккуратно за кончик крючка брать мушку, максимально натягивать шнур и отпускать приманку. Главное-перед забросом точно прицелиться. Конечно, немало и таких мест, где можно совершенно свободно разыграть шнур и половить форель на сухую мушку. Это, пожалуй, самый эмоциональный и зрелищный способ рыбной ловли; многие моменты такой рыбалки, как правило, потом еще долго вспоминаются. Не раз приходилось видеть, как к упавшей в воду мушке устремляется форель, но вдруг делает остановку и, почти уткнувшись носом в имитацию, вместе с ней дрейфует на слабом течении плеса, а в самый последний момент отворачивает в сторону, позволяя мушке уплывать в одиночестве. Но бывают и другие моменты: форель, выскочив за мушкой несколько раз подряд, успевает пройти мимо, вернуться к ней снова и в конце концов хватает ускользающую добычу.

? Тактика ловли

Так как ловля происходила вверх по течению с подъемом в горы, основным способом ловли и подачи приманки был up stream. Он достаточно сложен в горных реках, но позволяет максимально тихо подойти к рыбе на короткое расстояние, так сказать «со стороны спины». А если двигаться вниз по течению, то все время находишься выше рыбы (не только по течению, но и в прямом смысле) и оказываешься просто у форели «на голове». Такое положение рыболова не нравится рыбе, и она непременно поспешит уйти. К тому же бесшумно спуститься вниз и остаться незамеченным рыбой никогда не получается. Форель настораживается и при малейшем появлении мутных взвесей и листьев в воде, которые рыболов поднимает во время движения по реке.

? Мушки

Зайдя в воду, я первым делом начал переворачивать камни и изучать живность, находящуюся под ними. Помню, что еще во время первой рыбалки был поражен размерами крупных веснянок и поденок, которые прятались под камнями весенних вод небольшого ручейка. Признаться, таких я до того момента никогда не видел. Если говорить о пищевых объектах кавказской форели, то ничего необычного тут нет. Те же насекомые и их личинки, как и везде, отличающиеся лишь размером и цветом в зависимости от времени года. Именно их имитации в сухом или мокром виде нахлыстови-ки используют во время ловли в течение года. Но за несколько лет практической ловли сложились и мои личные пристрастия в отношении мушек. Должен признаться, что это была далеко не первая моя рыбалка в горных реках Кавказа; кое-какой опыт я уже имел, к тому же со мной был приятель, который, можно сказать, вырос на этих реках. Вдвоем мы очень быстро смогли подобрать ключ к успеху на этой речке, и пестрые небольшие рыбки, соблазненные нимфой Pheasant Tail на крючке № 10-12, довольно часто стали отправляться в родную стихию. Помимо традиционных для кавказских рек «фазанов» неплохо работали имитации крупных веснянок и ручейников в домике, связанные на крючках № 6-8. А эмоциональную сторону подкрепляли сухие поденки Оливера Эдвардса.

Еще до выхода на реку мы приблизительно рассчитали по времени путь туда и обратно, чтобы вернуться на кордон до наступления темноты и полностью обловить ручей. Но, увы, пройти смогли только половину маршрута. Рыбалка в ручьях предполагает движение в довольно быстром темпе. Сделав два-три заброса в ямку и не ощутив поклевки, нет никакого смысла стоять и вымучивать рыбу, проще сменить место. То есть ориентироваться только на активную рыбу. У меня не совсем получается ловить таким способом. Наверное, сказывается наша подмосковная стратегия вымучивания рыбы с одного места. Поэтому, как ни подгонял меня мой друг, я все равно сильно тормозил скорость продвижения «зависаниями» на очередной яме. В результате какую* то часть реки мы так и не обловили. До заката оставалось не больше двух часов, и мы поспешили назад, на нашу базу, где нам предстояло переночевать.

Утро выдалось тихим и солнечным. Позавтракав, распрощались с егерями и учеными и не спеша отправились в обратный путь, облавливая наиболее перспективные ямки. А это давалось не очень легко, так как с нами снова были наши заплечные «друзья». Сказывалась общая усталость от вчерашнего перехода, поэтому мы, не спеша и облавливая только самые перспективные места, двигались вниз по течению реки. Река в этих местах о уже не была маленьким ручейком и позволяла спокойно обойти стороной интересную ямку и снова подняться вверх по течению, облавливая ее. Конечно, этот участок реки совсем не был похож на вчерашний ручей. Про изобилие форели пришлось забыть. Сразу чувствовалось, что тут бывают люди, и не просто так, а с целью поймать и изъять рыбу. То тут, то там встречались следы рыболовов, и большинство ям были пустыми. Лишь небольшие косяки маленьких быстрянок и чернопузов(подуст) поблескивали боками в струях воды, пронизанных лучами солнца. Глядя на эту не совсем радостную картину, мы вспомнили рассказ егерей, что когда-то в этой реке было изобилие крупной форели и голавля. Но в связи с повальным браконьерством количество форели в реках Кавказа сокращается из года в год. Печальная история наших дней. Солнце клонилось к закату, а мы шли по дороге, убрав удочки и разговаривая о рыбалке, вспоминая резкую и отчетливую поклевку ручьевой форели, ее прыжки и пируэты. Строили планы будущих походов и благодарили величественные Кавказские горы за то, что подарили нам незабываемые ощущения и великолепный день красивой рыбалки на этой завораживающей взгляд и душу реке.

/ Илья Пурышев /


Заметки которые вас так же могут заинтересовать:


Новости наших партнеров :


Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам, сообщения с матами убиваются моментально. Для добавления своего аватара, зарегистрируйте в системе Gravatar, e-mail который вы используете в подписях на данном сайте, в противном случае система сама сгенерирует для вас аватар.

  Рыбалка Перевальского района Яндекс.Метрика