Нахлыст в стесненных обстоятельствах


Нахлыст на малых реках

Как-то так сложилось, что статьи на тему нахлыста в отношении таких рыб, как голавль, уклейка и плотва, сводятся к перечислению тех моделей мушек, на которые эти рыбы ловятся. Причем список мушек может быть настолько длинным, что поневоле задумаешься, а есть ли мушка, на которую эти рыбы не ловятся. Я тоже не избежал увлечения коллекционированием мушек, в изобилии повторяя по преимуществу те образцы, которые рекомендовали продвинутые нахлыстовики. И, что самое неприятное, как раз модели, признаваемые «просто убойными», у меня не приносили ни единой поклевки. Все это заставило меня задуматься, почему, казалось бы, самые «правильные» мушки, оставались без внимания рыбы. И почему практически все отечественные руководства по ловле нахлыстом (в основном в виде журнальных статей) не придавали большого значения проводке самой приманки?

Получалось, что главное — это мушка, а подача может быть любой. В итоге после применения на практике «легендарных» мушек очень быстро пришло понимание того, что, во-первых, для каждой реки нужны свои приманки, а во-вторых, само по себе наличие «правильной» мушки еще не означает гарантированной поимки той или иной рыбы.

Чтобы реально поймать рыбу, нужно хотя бы знать, какими именно насекомыми питается данная рыба на конкретной реке, причем именно в данное время и вот это мы сегодня и постараемся выяснить на этом сайте в данной статье. На сильно загрязненных стоками речках нашего региона ручейник и поденка вообще могут не обитать, а потому имитации этих существ во всех возможных стадиях превращения не приносят ожидаемых поклевок. А вот комары-звонцы, что дают известного всем мотыля, могут даже в виде сильно укрупненных имитаций приносить рыбку за рыбкой. Например, веснянка обитает на таких речках, как Клязьма и Воря, а ее имитация в виде простейшей по цвету и абрису мушки, связанная в варианте «черный муравей», способна приносить поклевки одну за другой, тогда как при соблюдении всех классических пропорций Adams или Sedge оказываются не у дел. Об этом полезно помнить при выборе той или иной мушки. За несколько сезонов, с упорством и настойчивостью проведенных на подмосковной реке, я собрал некоторые сведения, которые могут оказаться полезными для тех, кто решится на ловлю нахлыстом «подмосковной троицы» — голавля, уклейки и плотвы.

? Голавль

Нахлыст на малых реках

(1) Жучок, связанный Романом Мозером на крючке №14. (2) Такой «монстр» уместен для крупного голавля.

Считается, что имитация жука, связанная на крючке № 8-10, в плавающем варианте — самая «правильная» приманка для этой толстогубой, редко «сходящей» с крючка рыбы. В большинстве случаев плавучесть жука обеспечивается либо «пенкой», либо пробкой, из которых формируется тело приманки. Причем подавляющее большинство моделей, которые можно увидеть на Интернет-форумах, связаны в чрезвычайно натуралистичной манере. Можно только восхищаться всеми этими ножками, усиками и прочими подробностями, изготовленными из перьев, щетинок от половой щетки и пленки от кассетного магнитофона. Я совсем было приуныл, подсчитывая, сколько времени у меня займет такое «жукостроение», которое вполне может подменить собственно рыбалку, но на одной из выставок мне довелось поговорить с Романом Мозером, выдающимся австрийским нахлыстовиком. За десять минут общения, во время которых он не прекращал вязать образцы жучков из «пенки» Form Beetle, мне было объяснено, что, во-первых, жук не должен быть гигантом («Мелкого всякая рыба возьмет!»), и поэтому крючок № 14-16 окажется лучшим по размеру. А во-вторых, всякие «излишества», которые украшают имитацию, рыба просто не успевает разглядеть в быстро текущей воде. К тому же голавль не сможет увидеть снизу, какого цвета спинка у «жука» и насколько виртуозно на ней выполнена фактура надкрыльев. В конце аудиенции Роман Мозер подарил мне связанного им «жучка», который и поныне служит образцом для подражания, с той лишь разницей, что крылышко-индикатор я вяжу из ярко-оранжевой полипропиленовой пряжи по причине далеко не орлиного зрения. Эта модель оказалась настолько уловистой при ловле голавля, что я даже стал предпочитать результативной ловле тренинг в подаче крупного, с длиной тела 2,5 см, и сильно опушенного «жука». Эти «монстры» давали громкий «плюх» — якобы обязательное условие для хватки голавля.

Арбалетный заброс

Арбалетный заброс идеален для ловли на малой реке.

Однако на Клязьме такой прием не дал ни единой «потычки», а на Дубне этот «жук» буквально вылетал из воды от атаки го-лавликов, но ни один из них так и не «повис» на крючке. Стоило только заменить «монстра» на «мозеровскую» модель и мягко класть ее апстрим под ветки ольхи, как уже через 1 м свободного проплыва (а иногда в ветреную погоду и сразу после приводнения) следовала уверенная поклевка с характерной воронкой на воде, и рыба начинала ходить на легком удилище. Самой интересной (с точки зрения техники) охотой с «жуком» за голавлем для меня стала «рыбалка с подхода». На многих речках голавль днем стоит под ветвями ольхи, часто у самого берега, на глубине 20-30 см от поверхности воды, но обязательно в месте, где глубина идет сразу от уреза воды и составляет 1-1,5 м. Тихо спускаюсь ближе к воде и присаживаюсь, замерев минут на пять-семь. За это время голавли, присутствие которых я вычислил ранее по характерным всплескам у кромки воды, успокоятся и, скорее всего, вновь выйдут из глубины на свои «ударные позиции». Плавно, не маяча удилищем и не размахивая руками, стаскиваю с катушки столько шнура, чтобы расстояние от мушки до «тюльпана» составило примерно полторы длины удилища. Поводок с подлеском почти до коннектора собираю в пальцах одной руки так, чтобы мушка свисала из ладони примерно на 10-15 см, а удилище согнулось в дугу с хорошо ощутимым

усилием. Шнур фиксирую на рукоятке удилища, прижав его пальцами другой руки. Я пробовал собирать подлесок и поводок и «восьмеркой», и просто кольцами с диаметром приблизительно 8-10 см, но на такой короткой дистанции особой разницы не ощутил: если не переусердствовать с изгибом удилища, то все летит ровно и без запутывания. Нужно только прицелиться несколько выше того место, куда нужно попасть мушкой. Навык приходит очень быстро, но без некоторых потерь части мушек и поводочного материала не обойтись. Кстати, говорят, что голавля не столько настораживает «несуразный» жук, сколько пугает вид поводка, лежащего на воде. Я не замечал этого, хотя, возможно, прите-ненность из-за ветвей ольхи, где я чаще всего ловил голавля, не давала тех теневых отражений на пленке воды, которые образуются даже от фторкарбонового поводка. К тому же я считаю предвечерние часы с уже не ярким солнцем и вплоть до сумерек едва ли не самым лучшим временем для ловли голавля, когда настоящие майские жуки чаще попадают в воду. Проводка — свободный проплыв «жука» по течению безо всяких покачиваний удилищем и подергиваний за шнур. Единственное, что нужно — плавно сопровождать удилищем проплыв мушки, направляя «тюльпан» строго на нее. Как только шнур явно укажет на то, что еще немного и жук станет «бороздить», стягиваю с катушки примерно 1 м шнура и, покачивая удочкой из стороны в сторону, стряхиваю его через кольца, удлиняя проводку.

Нахлыст на малых реках

Местные голавлики предпочитают мелких «жучков».

Прежде чем шнур окончательно вытянется по воде, просто снимаю его с воды и, используя течение, которое уже загрузило удочку, делаю заброс lob cast низко над водой и вверх по течению. Чтобы жук тихо лег на воду (мне кажется, что в тихую погоду это является для голавля «пусковым механизмом атаки»), перед самым падением мушки я просто чуть поднимал удочку, как бы делая «stop» на себя и стараясь не зацепить ветки. Это не всегда мне удавалось, и местные деревья украшались ярко-оранжевым крылышком, которое было заметно издали. Кстати, другой повод для такого рода «украшения» — подсечка, которую обычно выполняют рефлекторно и всем удилищем, отчего жук вырывается изо рта рыбы, взмывает вверх и повисает на ветках. Подсекать нужно с секундной паузой и коротким рывком руки за шнур. Этот маленький технический прием после отработки окажется очень полезным при ловле в стесненных условиях.

Иногда, впрочем довольно редко, голавль сходит. Оборвется ли поводок или крючок плохо зацепится за губы — не важно, но в течение примерно получаса поклевки могут совсем прекратиться. Однако нет необходимости покидать насиженное место: как правило, тут же рядом крутится уклейка, и, чтобы ее поймать, нужно всего лишь сменить мушку и поставить потоньше поводок.

? Уклейка

Эта рыбка настолько агрессивна, проворна в сопротивлении и многочисленна, что я называю ее про себя «мини-тарпоном», тем более что характерный верхний рот настоящего тарпона вполне походит на этот же аппарат уклейки. Мне доводилось «попасть на уклейку» только по последнему льду; по открытой же воде с той самой рыбой, которую рыболовы называют «селедкой» за крупный размер, мне не везло. Зато я в изобилии и практически круглый год (поскольку такие реки, как Воря и Клязьма, зимой не замерзают из-за сточных вод) могу заниматься ловлей мелкой уклейки, тренируясь в подсечке и тестируя разные мушки.

Обычно уклейка массово концентрируется в местах за мысами, где «обратка» идет не по глубокому, а по мелкому месту, над дном, поросшим травой.

Ловля уклейки нахлыстом

Такая рыбка тренирует выдержку и навыки нахлыстовика.

Уклейка по неизвестной мне причине может совсем не подниматься к поверхности воды, хотя объективных причин для подобного поведения вроде бы и нет: давление без изменений, уровень воды в норме, температура тоже. И тогда рыбалка превращается в лотерею, причем с явным перевесом в сторону рыбки, поскольку ловля на мокрую мушку (в расчете обнаружить горизонт ее обитания) сопряжена с очень неприятным явлением, от которого невозможно избавиться. Дело в том, что за редким исключением на тех реках, где водится уклейка, в сезон открытой воды, особенно по весне, по реке несется всякий сор: обрывки травы, мелкие и крупные (что гораздо хуже) ветки, листья и разного рода продукты цивилизации из резины, пластика и тканей. Стоит только чему-то из перечисленного войти в контакт с мушкой, как ее привлекающее действие на уклейку становится равно нулю. Об этом часто вовсе не догадываешься, исправно выполняя мендинг, сдавая шнур для увеличения дальности проводки или выдерживая маршрут движения мушки. Такие пустые, по сути, проводки раздражают и вынуждают перейти к ловле на огруженную нимфу, благо всякого рода «валенки», «опарыши» и «гаммарусы» широко представлены на тех же Интернет-форумах. Связав несколько предлагаемых там образцов, и уверовав, что их придонная проводка просто неотразима если не для уклейки, которая неизвестно куда подевалась, то уж непременно для плотвы, подмосковный нахлыстовик на описанных речках рискует превратиться в профессионального вязальщика. Увы, но и дно большинства наших рек покрыто тем же хламом, что дрейфует по течению. А количество оставленных на дне самовязных изделий, исполненных на дорогих крючках, и оторванных подлесков, не говоря уже о поводках, может быстро остудить рыболовный зуд.

Нахлыст на малых рекахПо этой причине могу порекомендовать заниматься уклейкой только при хорошем знании реки и только после пристального и длительного наблюдения за водоемом. Идеальный вариант — ловить уклейку очень легкой снастью, например 2 класса, на сухую мушку, пусть ею будет Klinchamer Special на крючке № 22, и «по-зрячему», то есть ту рыбу, в нахождении которой в данной точке вы не сомневаетесь. Обычно уклейка массово концентрируется в местах за мысами, где «обратка» идет не по глубокому, а по мелкому месту, над дном, поросшим травой (рис. 1). Здесь следует просто опустить мушку на воду, а шнура столько стянуть с катушки, покачивая удочкой из стороны в сторону, чтобы мушка могла примерно через 1 м оказаться в нужной точке. Не дожидаясь этого, кольцевым забросом (roll cast) кладете мушку туда, где только что плеснула уклейка. Бойкая серебристая рыбка совсем не боится хлопающего по воде шнура, наоборот, это, по-моему, привлекает ее, и она часто хватает мушку в момент касания воды. Здесь также не следует дергать удочкой, заставляя шнур и все остальное, включая иногда и самоподсекшуюся рыбку, взлетать в воздух и на ближние ветви. Короткий рывок за шнур другой рукой и подтягивание бьющейся рыбки — вот все, что нужно выучить, чтобы потом в зарослях на таежной речке не упустить своего, возможно трофейного, хариуса. Бывает, что мендинг не справился с «обраткой», а шнур продолжают сдавать, и его тянет по струе, разворачивая длинной петлей, а в это время вы видите, как мушка исчезает в воронке от явно не маленькой рыбки. Резко рвать в этот момент удочку вверх в надежде сорвать весь шнур с воды до того, как рыба бросит мушку, — пустое занятие, чреватое в отдельных случаях поломкой удилища. Подсечь в таком случае можно, не поднимая шнур с воды, а просто потянув его коротко рукой и одновременно удилищем, но не от рыбы, как обычно делают, а на нее (рис. 2). При этом удилище нужно вести примерно параллельно воде. Энергия рывка мгновенно передастся по шнуру и достигнет мушки, крючок которой без промедления зацепит рыбу. Замечу, что сорвавшаяся с крючка уклейка не так распугивает, как голавль, оставшихся в воде «собратьев», что не может не радовать.

? Плотва

При всей ее многочисленности и постоянном присутствии в реке поймать плотву на мушку не так просто, как может показаться. Во-первых, в сезон открытой воды плотва уже не столь интенсивно питается животным кормом, потребляя поднимающиеся побеги растительности и нитчатые водоросли, которые появляются повсеместно. Во-вторых, плотву нельзя считать верховой рыбой; местом ее более-менее постоянного пребывания скорее можно назвать придонные слои воды. Только в самую жару плотву можно увидеть стоящей у поверхности воды, где-нибудь в тени береговых деревьев. При этом как бы тихо и точно под нос плотве не подводили самую реалистично связанную мушку, красноглазая капризница не берет ее, в лучшем случае просто толкает, а чаще отворачивает в сторону.

Гораздо больше шансов поймать плотву бывает в то время, когда для насекомых, обитающих в данном водоеме (ручейников, поденок, комаров-звонцов и других), настает время очередного превращения. Особенно когда они покидают свои убежища, поднимаются к поверхности и становятся доступными для рыб. Но и здесь нахлыстовика ожидают трудности, которые не всегда удается преодолеть. Проловить придонные слои воды можно с огруженной приманкой, и, казалось бы. Gold Head Nymph для этого — наилучший вариант. Но, как уже говорилось, контроль уровня проплыва нимфы на течении реки с заросшим, илистым и захламленным дном — достаточно сложное дело. К тому же проводка «вслепую», когда точно сказать, где в данный момент находится нимфа, едва ли кто сможет, дает низкий процент ожидаемых поклевок. А случайные, неожиданные поклевки при ловле плотвы сводят осмысленную рыбалку к напряженному «прочесыванию» воды квадратно-гнездовым способом.

Ловить плотву на мокрую мушку, например незабвенную March Brown, вполне разумно, но при условии, что участок реки не захламлен и отличается ровной глубиной. Но и в этом случае точно знать горизонт проплыва мушки невозможно, что осложняет ловлю. Перепробовав разные мушки и методы их подачи, я остановился на самом простом, но эффективном варианте. На коротком, непременно плавающем шнуре (лучше, если он будет WF) с помощью «катапультного» заброса (bow cast) посылаю мушку вверх по течению примерно под углом 45°. Расстояние от берега до мушки составляет около полутора-двух длин удилища. Мушка — типа Palmer, связанная с телом из «пенки» на крючке №12, подлесок — тонущий (я пользуюсь Slow Sinking в 5 футов от Air Flo), к которому через колечко привязываю поводок из фторкарбона диаметром 0,14 мм и длиной приблизительно 30-40 см. Сразу после падения подлеска на воду удилище опускаю к воде так, чтобы между ним и шнуром был тупой угол, направленный вершиной против течения. Касание подлеском дна четко ощущается, и, как только это происходит, приподнимаю удилище вверх, заставляя течение подхватить подлесок и смещать его по дну. Снова касание и вновь подьем удочки. Так происходит до тех пор, пока шнур не окажется у самого берега ниже меня. Получается нечто похожее на проводку джиг-приманки по дуге, при этом Palmer парит на 20-30 см выше дна. Проводку на снос по дуге с остановками можно разнообразить постоянным покачиванием удилища, короткими стрипами или просто удержанием его на месте. Не всегда ожидаемым трофеем оказывается плотва. Именно таким способом я поймал ельца на Клязьме — довольно грязной реке, где елец (и не один) был почти чудом. Кстати, такой вариант подачи мушки вполне допускает применение более длинного удилища, например «девятки» 5 класса, где шнур Opti Stream такого же класса с отлично плавающей «головой» прекрасно исполняет обязанности индикатора поклевки. Это, если хотите, некое подобие ловли впроводку с волочащейся выше дна приманкой, только в нахлыстовом исполнении. Вместо Palmer’a можно применять имитации типа Black Ant на тонком крючке № 12-14, например Owner 50921,-плотва к ним благосклонна. Плотвичка на крючке отчаянно трепещет, но сходит крайне редко, что тоже большой плюс в ее ловле.


Заметки которые вас так же могут заинтересовать:


Новости наших партнеров :


Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам, сообщения с матами убиваются моментально. Для добавления своего аватара, зарегистрируйте в системе Gravatar, e-mail который вы используете в подписях на данном сайте, в противном случае система сама сгенерирует для вас аватар.

  Рыбалка Перевальского района Яндекс.Метрика